World Unexplored

Сквозь ущелья и горные реки — к водопадам и рудникам (Гуамка, Мезмай, Никель)

Сквозь ущелья и горные реки — к водопадам и рудникам (Гуамка, Мезмай, Никель)

В этот раз все начиналось не как обычно. Никто не составлял маршрутов, не планировал посетить конкретные места. У одного из героев была куча дел в Москве, а два других: уехали отдыхать на море в Геленджик. Пассивный отдых прервался звонком одного из двух — первому.

— Чувак, приезжай к нам! Тут офигенно: горы, море. Вчера вот на квадриках катались!

— Слушай, ну не могу я ничего обещать. Мне еще в пару мест съездить, с документами решить проблемы.

— Ну а когда ты точно поймешь?

— Дня через 3, может. А где вы будете через 3 дня?

— Понятия не имею. Может быть в Туапсе.

Через 3 дня первый герой уже сидел в поезде дальнего следования и смотрел в окно. Маршрут «Москва — Туапсе» пересекает кусочек Украины неподалеку от Луганской области, где, исходя из последних новостных сводок, велись боевые действия. Так как переправа в поезде в одиночку — занятие не из веселых, путешественник сначала открыл окно и пытался слушать взрывы, но вскоре ему это наскучило, так как взрывов-то и не было. Тогда он начал развлекать себя тем, что отправлял селфи-фото с геометкой своим друзьям, которые, как обычно, ничего не знали об отбытии своего товарища в путешествие.

Места:

— Гуамское ущелье

— Чинарев водопад

— Урановые штольни поселка Никель

Вскоре за окном показался центральный вокзал города Туапсе. Наш герой, довольный, сошел с поезда, в надежде на то, что его уже ждут друзья. Но если бы все было так просто…

— Хэй, ну вы где?

— Мы еще не подошли, а ты уже приехал?

— Ну, да. Где встретимся?

— Давай у входа в вокзал?

— Окей, я вас тогда у входа ждать буду. Через сколько будете?

— Минут 15-20.

— Че так долго-то? Ну, я короче буду прямо под надписью «Туапсе».

— Какое Туапсе?…

— В смысле, какое?…

— Мы в Сочи.

— *****

Ну, приехали. Обескураженный «победой» герой доковылял до привокзальной площади и присел на лавку. Чего он точно не хотел, так это добираться в одиночку еще и до Сочи. А ребята предложили именно это. Так, какие же у меня есть варианты, подумал он, самое лучшее, это добраться на электричке: пара часов, и я уже в Сочи. Но следующая электричка только через 1,5 часа. Так, нехорошо… А автобус?.. Идет 3 часа… Плохо.

Размышления нашего героя внезапно были перебиты очень громким и резким приказом, донесшимся прямо из-за спины. Для пущей убедительности приказ был произнесен в какое-то устройство, вроде мегафона, и гласил: «НИ С МЕСТА!!! ПОЛИЦИЯ!!». Надо также заметить, что, как только наш почти добитый герой подпрыгнул от испуга, сзади раздалось уже нечто иное, не похожее на приказ. А именно: «АХАХАХАХА». Обернувшись, путешественник увидел двух своих друзей, подозрительно быстро добравшихся из Сочи в Туапсе. Впрочем, все как и всегда. Ему не следовало вестись на очередную очевидную шутку.

Именно так начались летние приключения трех друзей. Для удобства будем различать их, как Вова П.,  Дима М., и Сережа С. (я, гриша и кирилл)

Вова, Дима и Сережа — вымышленные персонажи, не имеющие ничего общего с реальностью. Они придуманы для того, чтобы наиболее ярко отразить приключения трех друзей, предпочитающих остаться анонимными.

Команда встретилась, прогулялась по Туапсе, зашла перекусить и подзарядить технику.

Заметка путешественника номер 1: Всегда иметь при себе тройник. Едешь в поезде, тебе нужно зарядить технику, а розетка занята? Освобождаешь розетку и вставляешь тройник. Зашел в кафе перекусить, и нужно подзарядить технику, а на розетку три кандидата? — Тройник!

После небольшого, но сытного обеда, троица направилась на автовокзал. Находится он неподалеку от ЖД вокзала. Конечной целью был хутор Гуамка, но добраться туда сразу — проблематично. Гораздо проще было бы доехать на автобусе до Апшеронска, а оттуда — до хутора. Из Апшеронска в Гуамку также ежедневно курсируют автобусы.

Наша команда с огромными туристическими рюкзаками скромно загрузилась в автобус, заняв сразу 6 мест, вместо положенных 3-х, и уже через пару часов была в Апшеронске.

По приезде в город, ребята снова зашли перекусить. Дело близилось к вечеру, и, как оказалось, последний автобус в сторону хутора уже давно отбыл, а следующий — только завтра. Оставаться на незапланированную ночевку никто не хотел, поэтому путешественники просто вызвали такси. Когда они уже были в Гуамке, солнце совсем село. Следующую картину Вова еще долго не мог забыть: вокруг лес, на хуторе видны несколько жилых домов, один отель и узколейка с огромным многообразием знаков, предупреждающих об опасности. Откуда-то доносился приближающийся лай собак. В общем, картина веет страхом. В дополнение всего в хуторе не было почти никакого освещения, кроме того, что исходило из окон домов. Исключением являлся, пожалуй, одинокий прожектор, освещающий узколейку, подвешенный на контрольно-пропускном пункте. Самое неприятное заключалось в том, что ребята приехали в Гуамку как раз ради узколейки. А многообразие запрещающих знаков и одинокий прожектор на КПП делали узколейку похожей скорее на часть пути к режимному заводу во времена Первой Мировой, нежели на безопасный туристический маршрут. Да и попросту нагнетали остановку.

Заметка путешественника номер 2: Если вам хочется получить больше впечатлений от того или иного места, лучше приезжать к нему вечером, когда уже стемнело, разбивать палатку и оставаться на ночевку. В сумерках насладиться красотами достопримечательности не получится, а проснувшись утром, вы будете приятно удивлены резкой сменой окружающей обстановки.

Все же команда неуверенными шагами двинулась в сторону КПП. Когда отель остался за спиной, стало еще больше не по себе. У Вовы по спине пробежал холодок. «Что вообще мы делаем?!» Внезапно всю цепочку, постепенно перемещающуюся вверх по узколейке, резко остановил Дима. «Там!» — произнес он, указав дрожащим пальцем в сторону леса. «Что, блин, там?!» — почти хором произнесли Вова и Сережа. «Медведь. Или лиса. Не знаю, посвети!». Вова направил яркий луч фонаря в кусты, на которые указывал Дима, — «Нету там никого, достал уже подкалывать!» — возмутился он. «Да есть же! Я видел, они шевелились»- ответил Дима. И тут кусты действительно зашевелились. Трое замерли. Не то чтобы они испугались, просто обстановка вокруг была по-настоящему жуткая. Где-то около 10 секунд ребята буквально сжигали взглядом шевелящиеся кусты, и на 11-й секунде из них материализовался милый песик. Он подбежал к путешественникам, виляя хвостом, и приветливо гавкнул. Трое залились смехом. «Искандер!» — сказал Вова — «Мы назовем его Искандер.»

С появлением нового члена команды перемещаться по узколейке в сторону места ночевки стало не так страшно. Ребята спокойно миновали КПП, никто даже не попытался их остановить. Затем пошли далее. Пес Искандер то уверенно семенил впереди команды, как ведущий капитан, то задерживался позади, вынюхивая что-то в траве, но после — догонял ребят и снова семенил первым. Если вдруг ему виделось что-то подозрительное, он вставал в позу и начинал лаять, как бы защищая ребят. И что самое интересное, Искандер вообще не собирался никуда уходить. Ребятам даже начало казаться, что они привезли пса с собой из Москвы.

Команда миновала небольшой ручей, и вскоре нашла место, идеальное для ужина и ночевки. Этим местом оказалась просторная опушка слева от узколейки. Выбор итак был невелик, благо на протяжении всей дороги: слева — возвышалась скала, справа — расположилось огромное ущелье с горной рекой. А тут такая щедрость! Опушка. Ребята быстренько насобирали веток, развели костер, и поставили воду кипятиться с помощью импровизированной конструкции из двух штативов для фототехники, ветки и котелка. Все были очень уставшие, поэтому просто заварили себе дошираков и сделали чаю. Пес тоже не остался голодным, Сережа поделился с ним тушенкой.

Утомившиеся, но сытые друзья разложили палатки и подготовились к ночлегу. Искандер устроился рядом с догорающим костром, вслушиваясь в шум воды, бьющейся о камни ущелья. На каждый подозрительный звук, выбивающийся из общей картины, пес реагировал приподняв мордочку, и пытаясь найти источник раздражителя, но убедившись в том, что вокруг никого нету, успокаивался и постепенно погружался в сон.

Утро встретило всех резким понижением температуры, но когда солнце возвысилось над скалой, можно было спокойно выйти из палатки шортах и не замерзнуть.

Вова и Сережа первым же делом начали снимать пейзажи, а Дима как всегда остался досыпать в палатке.

За ночь ребята прошли чуть больше двух километров. Шли, ориентируясь лишь на свет тактических фонарей. Глубина ущелья оставалась загадкой до восхода. Степень риска принять на себя оползень тоже была абсолютно не ясна. Лишь после того, как солнце встало, путешественники увидели свалившиеся со скалы глыбы. «Да уж, это не от Баскунчака до Богдо перемещаться ночью» — подумал Вова. — «Рискованно».

До начала ущелья ребята, разумеется, не пошли. Пробежались по 500 метров в обе стороны от палаток, пока Дима спал.

Было очень интересно увидеть, как же все таки выглядит само ущелье и ручей Курджипс. Это был один из немногих случаев, когда путешественники приехали на локацию, не зная, как она выглядит, не удосужившись посмотреть ни одной фотки из интернета.

Добираясь ночью до ночлега, команда проходила сперва мост, а затем небольшой водопад. С первого должен был открываться потрясающий вид, а у последнего, ночью, ребята делали привал. Вот, собственно, водопад:

И, наконец, двое добрались до моста и залипли. Глубина ущелья, цвет воды, шум, с которым она ударялась о камни. Все вместе оказывало на ребят какой-то гипнотический эффект, и смотреть вниз можно было вечно. Кстати, этот мост во времена Великой Отечественной войны подрывали. И не раз.

Очень величественно и красиво!

Узколейка за мостом (вид в сторону Гуамки).

Друзья бросили еще один взгляд вниз и направились обратно к палатке.

Когда Вова и Сережа вернулись к палаткам, Дима уже встал и развесил вещи сушиться. Искандер, завидев его, громко гавкнул и побежал к палаткам, радостно виляя хвостом. Поприветствовав пса, Дима поинтересовался, где мы были. Еще через 5 минут мы заново проходили все тот же путь, но уже втроем. Если идти от палаток далее, в сторону Мезмая, по левую руку будет удобный спуск к ручью.

Чем ближе ты спускаешься к воде, тем сильнее в уши бьет ее шум. Купаться в таких местах ни в коем случае нельзя, тебя попросту может унести течением.

О происхождении названия Гуамского ущелья и прилегающего к нему поселка Гуамка до сих пор ведутся споры. По одной из версий название происходит от имени храброго война Гуама, под предводительством которого в 1717 году адыги заманили в это ущелье войско крымского хана почти полностью уничтожили его. Турецкий отряд был куда больше горстки сражавшихся адыгов, но последние одержали победу хитростью и отвагой.

Адыгейский поэт ХХ века Джафар Чуяко так описывал бой: «Упорно сопротивляясь, адыгейцы отступали в глубь гор. Река Курджипс указывала им путь. Река привела горцев в Гуамское ущелье. Турецкий отряд не отставал от них. Воины мирзы-бея надеялись перебить горцев в узком ущелье, погруженном в полумрак… Едва последний солдат неприятеля ступил на узкую тропу, тянувшуюся над пропастью, в молчаливом лесу раздался пронзительный свист. Ударяясь о каменные стены многократно усиленным эхом, свист заполнил все ущелье. С крутых вершин покатились вниз с шумом и грохотом огромные камни. Враги не успели опомниться, как вход и выход из ущелья оказались закрытыми. Нет входа! Нет выхода! Чужеземное войско осталось в ловушке замкнутого коридора. Яростным градом катятся с вершин огромные камни, сбивают с ног. Вопли отчаяния, ужаса… Вражеские солдаты срываются вниз с крутого высокого берега реки. А внизу их встречает гневный Курджипс. Несет врагов вода, швыряет их с силой об острые камни, сбрасывает в пенящиеся водопады…».

По другой версии, в переводе с адыгейского слово Гуама связано с дикими пчелами, намекая на то, что жители села Гуамка издавна занимались бортничеством. Некоторые утверждают, что Гуама в переводе означает «неприятное сердцу», не без основания намекая на кровавое прошлое ущелья.

В 1942 г. во время Великой Отечественной войны фашисты производили здесь массовые расстрелы. Расстрелянные падали в реку Курджипс с высоты 15—20 метров. Самые отчаянные прыгали в воду еще до выстрелов. В этом же году партизаны Апшеронского отряда под командованием В. З. Стаканова дважды взрывали над ущельем мост, когда по нему проходил немецкий поезд. Таким образом удалось предотвратить продвижение фашистов в Красную Поляну, куда они стремились пройти через горы. В память об этом событии на скале рядом с мостом укреплена мемориальная доска.

Даже само строительство узкоколейки связано с потерянными жизнями, что, в общем-то, неудивительно. Советской власти нужна была древесина в больших количествах. Её нашли в верховьях Курджипса. Но на пути стояло узкое Гуамское ущелье. Был найден типичный для тех времен выход — прорубить нишу в стене ущелья и пустить по ней полотно узкоколейной железной дороги. Строительство узкоколейной железной дороги сквозь Гуамское ущелье, в зависимости от времени, считалось то жутким испытанием и преступлением государства против собственного народа, то великим подвигом.

Любуясь красотами, мало кто задумывается над трудом строителей. Ведь столько препятствий и осложнений было. Основной инструмент строителей — взрывчатка, кирка и лом, лопаты применялись мало — взорванная порода валилась в Курджипс. Работали в основном нависая над ущельем на страховочных тросах. Перед взрывом прятались за выступ скалы или забивались в расщелину: если каждый раз перебираться далеко, многого не сделаешь. Только ручная и сугубо опасная работа. Это была технология, позаимствованная у турок, прокладывавших дорогу на Красную Поляну еще до революции.

Верхний кадр сделан уже на подходе к Мезмаю. Здесь воды Курджипса разливаются, и ручей уже не представляет опасности. Ниже — железнодорожная станция «Мезмай». Само здание уже давно заброшено.

Тот самый неловкий момент, когда экипировка по объему больше, чем сам путешественник:

По прибытию в Мезмай, друзья первым делом зашли в магазин и купили мороженого. 8 километров пешком позади, заслужили. Затем путешественники стали думать, что делать дальше: заночевать в гостинице, или же продолжить свой маршрут, до заката добраться до Чинарева водопада и разбить палатки там. Выбор пал на второе. Тогда все трое вспомнили про Искандера. Пес прошел с ребятами через все ущелье и до поселка 8 километров. За сутки дороги ребята успели неплохо так к нему привыкнуть, но переправа от Мезмая до водопада по плану должна быть осуществлена на транспорте. Более того, в окрестностях водопада совсем нет населенных пунктов. Лишь дикий лес. Брать туда пса — ну точно не вариант. Поэтому, к великому сожалению, Искандера пришлось оставить. По очереди попрощавшись с псом, ребята неохотно вошли в продуктовый магазин, и вышли с черного хода. Впереди долгий путь.

Созвонившись с местным «экскурсионным бюро» и договорившись о нестандартной для «бюро» услуге, ребята направились к оговоренному месту — заброшенной туалетной постройке на окраине поселка. Через полчаса туда должен был подъехать УАЗ-ик, на котором ребят за скромную плату обещали доставить к водопаду. На вопрос: «Как вы будете добираться обратно?» И предложение подвезти обратно путешественники ответили скромным: «Как-нибудь доберемся». На самом деле, они даже не планировали возвращаться в Мезмай.

Маршрут до водопада лежал через извилистые лесные тропы. Когда друзья уже почти приехали, время близилось к вечернему. На машине к самому водопаду не подобраться. Приходится спускаться вниз пешком, причем спуск далеко не из самых легких. Особенно — с такими рюкзаками, как были у наших героев. По пути вниз команда встретила семью, которая уже покидала водопад. Ребята перекинулись с ними парой приветливых фраз и продолжили спуск вниз.

Как только друзья спустились к водопаду, они первым же делом разбили палатки. После чего — нарубили дров, чтобы можно было приготовить ужин.

Закончив с костром, присели отдохнуть. Вова и Дима решили искупаться под водопадом, пока солнце не скрылось за горизонтом.

Ощущения от купания под водопадом достаточно необычные. Несмотря на то, что он совсем не высокий, вода хлещет по плечам с такой силой, что когда вылезаешь из воды — у тебя все плечи красные. У Вовы и Димы также была мысль, что под водопадом можно помыться, но эта мысль достаточно быстро потеряла всякий смысл, так как вода, помимо того, что хлещет по плечам, еще и жуть какая ледяная.

Совсем скоро начало темнеть. Костер уже достаточно разгорелся, чтобы можно было приготовить ужин. Ребята соорудили ту же конструкцию из двух штативов, что и в ущелье, и стали варить макароны.

Последние лучи солнца, пробивающиеся сквозь скалы, покидают поляну у водопада.

И вскоре уже совсем стемнело. Небо в ту ночь было невероятно чистым, и можно было до самого утра залипать на звезды, если бы не одно «но»: комары. Поэтому насладиться красотой мерцающего неба не получилось, и ребята, сделав одну фотографию, понеслись в палатки, отбиваясь от насекомых-убийц.

Утро встретило всех… Новой партией туристов, спустившихся к водопаду. Не самое лучшее утро, особенно, если учесть, что туристов было порядка 10-и. Поскольку вся питьевая вода была выпита еще вчера, а впереди предстояла долгая пешая дорога, нужно было где то раздобыть чистой пресной воды. Выход из этой ситуации был найден достаточно скоро. Сквозь каменный потолок грота у водопада тонкой струей сочилась вода. Путешественники нарвали несколько огромных листов лопуха и начали с их помощью собирать стекающую воду в бутылки. «Я чувствую себя героем передачи о выживании», — усмехаясь прокомментировал происходящее Дима. Еще через час ребята позавтракали и поднялись наверх, к лесной тропе. Казалось, следующие 4 километра до ближайшей цивилизации никогда не закончатся. Ребята шли сперва по колее для машин, прошли реку, вытекающую в водопад, у которого они ночевали. Затем колея сворачивала в сторону, в которую путешественникам было совершенно не нужно. Если идти по ней дальше, расстояние до автомобильной трассы увеличится вдвое. Поэтому ребята приняли весьма непростое решение: свернуть с колеи и пойти сквозь лес напролом, в сторону автотрассы. Неизвестно, какой из двух вариантов был наиболее верным. Ведь идти сквозь дикий лес с такими рюкзаками не просто тяжело — опасно. Но с другой стороны, хоть маршрут по колее был бы более легкий и безопасный, он отнял бы гораздо больше времени и сил.

Казалось, лесные пейзажи никогда не закончатся. Но так или иначе, путешественники вскоре вышли на дорогу. Дальше им предстояло доехать до поселка «Никель» и заселиться на турбазе. Ловля попутной машины отняла буквально полчаса. Несмотря на то, что в машине уже ехали двое, водитель согласился подсадить к себе путешественников. Учитывая, что у ребят было по рюкзаку, каждый — размером с самих ребят, залезть в наполовину полную машину было отнюдь не просто. Но все же наши герои кое-как погрузились в автомобиль. Водитель направлялся не в поселок, а к турбазе 6-ю километрами дальше от того места, где подобрал путешественников. Наших героев такой вариант устроил, так как все порядком утомились и проголодались после лесной переправы. Отдохнув, перекусив и зарядив технику, ребята отправились пешком вдоль дороги в сторону поселка «Никель», параллельно пытаясь поймать проезжающие машины. Вскоре им это удалось. Приехав в поселок, ребята заселились на турбазу. Им достался роскошный представительский люкс с видом на нестриженый газон. Стоило такое удовольствие 300 рублей с человека в сутки.

Приняв душ и поужинав, ребята отправились спать. На следующий день им предстояла очень сложная дорога и надо было хорошо выспаться прежде, чем отправиться в путь. Целью было грандиозное место. Штольни, сооруженные в 1960 — 1970 гг. для добычи, сперва — урана, затем — барита. Комплекс «штольни Никеля» включает около 20-ти шахт (по различным сведениям их осталось от 10 до 26 из 50), сейчас они находятся в заброшенном состоянии, входы в некоторые из них взорваны, некоторые завалены в результате естественных обвалов. Вообще, Никель — это конспиративное название, так как в разгар «холодной» войны искали здесь отнюдь не одноименный металл, а уран. Поэтому в штольнях довольно высокий уровень радиации (в 10-12 раз выше нормы).

Чтобы добраться до рудников, ребята должны были пройти вдоль русла реки Сюк 3,5 километра. Никто из них не был в этих штольнях раньше и не обладал какой-либо информацией об их конкретном расположении. Поэтому, можно сказать, команда шла вслепую. Начиналось все безобидно, друзья весело семенили по камням, обходя воду, слушали музыку и громко смеялись. Рюкзаки были оставлены на турбазе, с собой ребята взяли только фототехнику и воду. Но даже с такой экипировкой, пройдя половину пути, все устали. Колонка разрядилась, поэтому идти было уже не так весело. Как результат, команда просто молча ковыляла, надеясь, что вскоре, за очередным извилистым поворотом реки, покажутся штольни. Но штольни не появлялись. Ребята ориентировались на примерную геометку. Никакого детального описания входов не было. Когда они пришли в место, которое было отмечено на карте, никакими штольнями там и в помине не пахло. На часах тем временем было 7 вечера. Вся вода закончилась, ребята порядком изголодались. Еще через какое то время они уже перестали верить, что найдут штольни. И именно в этот момент, идя по очередной протоптанной тропе, ребята почувствовали, как холодный поток воздуха окутал их ноги. 5-ю метрами впереди в скале было небольшое отверстие.

Без всяких преувеличений: температура и влажность воздуха резко меняется уже на подходе к штольням. В самих же штольнях в шортах очень холодно. Уже при входе дозиметр начал показывать сомнительные числа. В некоторых местах стены штолен имели порядком повышенный радиационный фон. Недолгое воздействие с таким уровнем радиации — относительно безопасно, но если радиоактивные частицы попадут внутрь организма вместе с пылью — это может привести к серьезным последствиям. Поэтому друзья заранее запаслись респираторами.

Поскольку команда нашла штольни ближе к вечеру, времени на их посещение совсем не оставалось. Нужно было вернуться на турбазу до того, как станет темно. Идти ночью по лесу — не самая лучшая идея. Ситуация накалялась отсутствием воды и тем, что двое из команды начали заболевать. Достать пресной воды на этот раз было не от куда. Даже если закрыть глаза на то, что из урановой штольни в реку Сюк вытекает радиоактивный ручей, набирать воду в реке — крайне плохая идея. Тем не менее, пить хотелось невероятно. У всех троих пересохло в горле, Сережа отравился, а у Вовы, как потом выяснилось, температура поднялась до 38.5. Чтобы как-то оправдать пройденный до штолен маршрут, ребята забежали в них, прошли метров 100, и сделали пару фотографий.

На входе опорные конструкции прогнили. Все рельсы в штольне были давно растащены черметчиками, но остались шпалы, по которым очень удобно передвигаться. Ходят слухи, что есть еще неколько замурованных штолен в почти нетронутом состоянии: с исправной проводкой, рельсами и вагонетками.

Как и положено, сбоку выработки сооружена дренажная канавка, по которой грунтовые воды со штольни вытекают в реку.

Штольни исключительно богатыми различными минералами, представляют интерес для посещения хотя бы из-за уникального кальцитового зала с наростами кристаллов кальцита размером по 10-20 см. Но, к сожалению, ребята просто не успели бы до него дойти.

Несмотря на то, что уже начало вечереть, температура воздуха в штольнях все равно значительно разнится с уличной. Выбравшись на поверхность, ребята поспешили в сторону турбазы. На счету была каждая минута. Мало того, что у команды закончилась вода, двоих свалила болезнь, так еще и все фонарики были разряжены в штольнях. Аккумулятора на последнем хватило бы на полчаса максимум, а за такое время расстояние в 3,5 километра по руслу реки пройти нереально. Вскоре совсем стемнело. Начались споры о том, что рациональнее: выжать из себя последние силы и дойти до базы или — остаться ночевать у реки (без палаток и спальников). Мнения разошлись, но надежда не покидала ни одного из трех, поэтому вусмерть уставшие друзья продолжали идти. Им сильно повезло с погодой: всю дорогу до турбазы было ясное небо и почти полная луна. Когда глаза путешественников привыкли к лунному свету, можно было многое разглядеть по ходу маршрута. Но все равно: пейзажи были довольно однообразными. От этого казалось, что переправа никогда не закончится. Тем не менее, когда ребята были на подходе к турбазе, Вова даже умудрился с первого раза разглядеть нужный поворот. Единственный ориентир, который там был, — небольшой пенек у левого берега реки. Мало того, что его нужно было опознать среди других, чего там! Пенек едва можно было разглядеть. Но удача не покидала команду, и уже через 15 минут они входили на территорию турбазы. В тот вечер скрипучая жесткая раскладушка казалась им бассейном из хлопка, а заваренные дошираки — ужином в риц карлтон.

Отоспавшись после самой трудной ночи в рамках похода Гуамка — Мезмай — Никель, ребята отправились покорять новые высоты. О дальнейших приключениях наших героев и о том, куда они доехали на электричке с фотографии выше вы узнаете в серии следующих постов.

Инфографика пройденного маршрута:

 

Спасибо за внимание!

 

2 thoughts on “Сквозь ущелья и горные реки — к водопадам и рудникам (Гуамка, Мезмай, Никель)

Добавить комментарий