Заброшенное подземное зернохранилище Госрезерва: игра наоборот

Сегодня я хочу поделиться с вами действительно удивительным местом. Причём удивительным — дважды. Однако спешу обратить внимание: этот пост будет не такой как все. Он будет жизненный. Эта история больше о героях приключений, нежели о самом объекте. Так или иначе – когда с чем-то тебя связывают очень яркие эмоции – такая история быть должна.

Речь пойдет о бывшем (ныне заброшенном) зернохранилище Росрезерва. Расположенное глубоко-глубоко под землей, на глубине целых 125 метров (только вдумайтесь!), хранилище раскинуло свои подземные сети очень и очень далеко.

Безусловно, это одно из трёх мест, оставивших у меня самые яркие впечатления. Второе: космодром Байконур, о нем я уже рассказывал. А третье вам ещё предстоит увидеть.

Так почему же это место удивительно дважды? В первый раз оно удивило меня своими размахами несколько лет назад, когда началась первая волна массовых посещений хранилища.

Огромных размеров выработки (камеры), расположенные глубоко-глубоко под землей, тянущиеся невообразимо далеко. Казалось, обойти всю эту систему целиком — просто невозможно.

Однако, все оказалось далеко не так тривиально. При желании и отсутствии фотоаппарата все зернохранилище с легкостью обходится за одну ночь.

Впечатления, пронизывающие тебя, когда оказываешься в таком масштабном (во всех смыслах этого слова) сооружении впервые — незабываемы.

Во второй раз это место удивило ещё больше. Дело в том, что ещё когда мы были здесь в первый раз, я заметил в конце одной из выработок странную гермодверь с надписью «аварийный выход». Это надпись совершенно сбивала с толку, так как аварийный выход из объекта, находящегося на глубине 125 метров — это тебе не из торгового центра на парковку: тут и отдельный ствол, и бог знает что ещё.

В тот момент мы предположили, что за гермодверью скрываются вентиляционные штреки, дублирующие основные выработки и выводящие в один из двух стволов основного объекта. Как же мы ошибались! В августе этого года таинственная гермодверь отворилась на несколько десятков сантиметров, открыв портал в неизведанное тем, кто смог туда протиснуться…

(Все предыдущие снимки были сняты в зернохранилище. Следующие снимки будут из объекта, отделенного от хранилища герметичной дверью.)

Оказалось, за дверью был отнюдь не гейт из зернохранилища в аварийный выход. Все было гораздо интереснее… Само зернохранилище — лишь маленькая часть огромной системы, раскинувшей свои просторы очень далеко. Но об этом чуть позже. Такого расклада событий не ожидал никто. Даже сейчас, говоря о зернохранилище как о маленькой части чего-то — в голове не укладываются как два этих слова могут стоять в одном контексте.

Где-то в интернете я читал, что общая длина всех выработок, относящихся к данной добыче, достигает расстояния, порядком превышающего расстояние от Москвы до Санкт Петербурга. От другого источника я слышал, что машина, опущенная через действующий ствол в эту систему, через полтора часа нахождения под землей показывала на счётчике 60 км. Но эту информацию можно лишь оставить на общественный суд, поскольку каких-либо весомых доказательств данных фактов нету. Как и обратного.

А что есть? Есть тоннель с двухпутной узкоколейкой и вагонетками, расположенный прямо за створками гермодвери (Чегоооо?). Невольно проводишь параллель: в бункер ты забираешься из метро, а здесь — в метро из бункера. Вот она: игра наоборот. И черт его знает каких размеров это «метро».

А «метро» огромное. Если повернуть вправо и идти без остановки — можно идти очень долго. Меня хватило на 30 минут. После я психанул и развернулся обратно.

Развилка:

Коллеги по цеху рассказывали о 109-й камере. И это только по оси, параллельной зернохранилищу. На минутку: в зернохранилище их всего 19! Тут-то и приходит осознание того, насколько эта штука громадная.

Здесь все как будто так же, как и в зернохранилище, но совсем по другому. Примерно такие ощущения испытываешь, когда идёшь, и идёшь, и идёшь… Вроде бы все те же самые тоннели с высоченными потолками, но все по другому: нет зерновых лент, с потолка сыпется какая-то темная пыль, выработки (камеры) завалены породой, стоит странная техника, и главное отличие: у всей этой истории по центру расположена железная дорога.

Если сильно пренебрегать деталями, можно сказать, что обнаруженные выработки имеют форму солнца. По центру располагается замкнутое (шахтным стволом) кольцо с узкоколейной железной дорогой, а от этого кольца, словно лучи, тянутся гигантские выработки (камеры). Часть этих камер – зернохранилище.

И ещё интересный момент: всю эту систему полностью дублирует второй этаж, служащий вентиляционными штреками. Причём размеры вентиляционных штреков над железнодорожным кольцом больше, чем штреков, проходящих над камерами. Эдакая асимметрия получается.

Так выглядит ответвление от вентштрека, дублирующее 16-ю камеру:

Во время нашего нахождения в зернохранилище и штольнях было множество смешных и откровенно ужасающих моментов. Начать следует с того, что наша команда изрядно упоролась и решила: почему бы не спустить на глубину 125 метров электросамокат? Вместе с самокатом вниз были спущены палатки, спальники, бензиновый генератор, канистра, куча еды и ещё много всяких вещей. Честно вам скажу: поднимать все это обратно было просто трындец.

(следующие 2 фото сделаны в зернохранилище, после идут фото из добычи)

Суммарно мы провели под землей чуть больше суток. Механика была такая — залезаем, выбираем место для лагеря, разбиваем палатки, отсыпаемся, а затем идём изучать всю систему.

Первый интересный момент случился в дублирующих железнодорожный тоннель вентиляционных штреках (второй уровень системы). Дело в том, что во всей системе с потолка осыпается какая-то темная порода. Так как в заброшенных штольнях уже давно не ступала нога человека (чего не скажешь о колёсах машин, но об этом позже), каждый шаг оставлял довольно заметные белые следы на полу.

В основном тоннеле этих следов было совсем немного (явно всего от одной группы), а в вентиляционном — их не было вовсе.

Следы в основном тоннеле:

Моим компаньонам (прошедшим 700 метров до поворота штрека) было лень идти дальше, так как мы пока даже и не догадывались об истинных размерах системы, а вентштреки отдельно — выглядели весьма скудно. В итоге я оставил фотоаппарат (чтобы ребята совсем не умерли от скуки меня ждать) и двинулся на разведку.

Вперёд я шёл очень и очень долго, но ещё дольше я шёл вперёд после поворота. Одному в таком длинном (и на первый взгляд запутанном) тоннеле было находиться очень не по себе. Но желание узнать куда же все это приводит преодолевало страхи.

В итоге, спустя минут 20, я таки дошёл до конца вентштрека. В конце находилась точно такая же гермодверь, какая была недалеко от гейта из зернохранилища в штольни (если идти по узкоколейке влево после гермодвери).

Скорее всего, обкаточное жд-кольцо выводит в одну и ту же шахту с двух сторон (но возможно это и две разных шахты, тут уж без открытия дверей достоверно не определить). Так вот, возвращаясь к истории: когда я подходил к концу вентиляционного штрека, то уже примерно понимал, что там будет ствол. Поэтому последнюю стометровку я проходил скрестив пальцы: только бы было открыто, только бы было открыто! Но нет — все 4 гермодвери оказались заперты изнутри.

Обескураженный потерей я двинулся обратно, к ребятам. Тут-то и началось самое интересное: когда я прошёл примерно треть пути, то увидел впереди фонарь. Сначала я подумал, что это мой фонарь отражается от какой-то таблички, но чуть позже понял, что это не так. Впереди явно кто-то есть.

Первая очевидная мысль: ребятам надоело меня ждать и они пошли в мою сторону. Я так и решил, поэтому фонарик впереди особо меня не беспокоил. Спустя минуты 3 свет от фонаря исчез. Этому я тоже особо не удивился: ребята увидели, что я иду обратно, и вернулись к своим вещам. Однако спустя метров 500, когда я уже прошёл больше половины пути, мне стало МАКСИМАЛЬНО не по себе. Дело в том, что на полу не было СЛЕДОВ. Вернее были, но только мои.

Ни единого намёка на то, что здесь кто-то ходил. Я продолжал идти вперёд и с каждым шагом мне становилось все страшнее и страшнее. Я перебирал в голове все логичные варианты произошедшего и не один из них не укладывался в реальную картину. Следы ДОЛЖНЫ были быть.

Все, что мне хотелось — это поскорее добраться до поворота, так как голова уже одурманилась тоннами мыслей о призраках и других измерениях, лол. В другой подобной ситуации я бы не стал загружать мозг подобной ерундой, ведь это реально откровенная чушь, но тоннель был настолько длинный, что ты просто начинаешь сходить сума.

До поворота оставались какие-то 50 метров, но следов по прежнему не было. Больше всего я боялся повернуть и не увидеть своих товарищей, лол. Однако подойдя к повороту, я глубоко выдохнул. Пол здесь был истоптан целиком: от и до, а прямо посреди красовалось уморительное послание: «Костя, твой фотик сел».

Тоннели здесь сильно меняют восприятие. Расстояние ощущается по другому, свет и звук преломляются и искажаются. Следующая история меня тоже неслабо напугала, но я уже был готов к такому повороту.

Это произошло, когда в штольни забралась еще одна группа подземных исследователей и мы находились с ними в одном прямом тоннеле, но на расстоянии около километра друг от друга. Я стоял у фотоаппарата и ждал, когда он закончит экспонировать очередную длинную выдержку, как вдруг услышал голоса из своего телефона.

Видимо, лёжа в кармане, он случайно кого-то набрал. Секундой позже я осознал, что нахожусь на глубине 125 метров, и телефон точно не мог никому позвонить… Вместе с этим пришло понимание того, что и голоса раздаются совсем не из телефона, а очень приглушённым звуком прямо рядом с ухом! Оказалось, это были голоса ребят из второй группы, находящихся в километре от меня! Тоннель преломляет звуки — с расстоянием все равно можно услышать что говорят люди.

Ранее я обещал вернуться к вопросу о следах. Следы от машин(ы) появились здесь явно спустя много времени с того момента, как выработки забросили. Об этом свидетельствует черная осыпающаяся порода. Иными словами – следы свежие. И здесь возникает сразу две загадки: откуда заехала машина и почему на следующем фото три пары следов?… Оставлю этот вопрос пытливым умам.

(на этом повествование о штольнях добычи заканчивается, хотелось бы рассказать еще немного о самом зернохранилище)

Я уже писал выше, что в хранилище мы спустили самокат. Сделать это было очень легко — достаточно скинуть в низ ствола 150-метровую веревку. А вот поднимать все это обратно было просто невыносимой мукой! Учитывая то, что поднять весь груз на верёвке у нас не получилось — нам пришлось тащить вещи за своей спиной по лестнице ствола поднимаясь и спускаясь по нескольку раз. Но одно могу сказать точно: покатушки по огромному объекту на глубине 125 метров на электросамокате однозначного того стоили!

Был под землей ещё один, откровенно тупой момент. Хорошо хоть, что нашей изобретательности хватило на то, чтобы решить эту проблему. Дело в том, что с собой мы набрали кучу продуктов, чтобы готовить себе еду. Делать мы это планировали на портативной газовой горелке. Однако вот незадача: никто из нас не курит.

Классика жанра — когда я начал готовить есть, в воздухе повис вопрос: «У кого есть зажигалка?». Зажигалку, разумеется, не взял никто. Казалось бы, ситуация безысходная. Как можно добыть огонь глубоко-глубоко под землей, не поднимаясь на поверхность? Высечь искру камнем? Нагреть опилки трением? Нет! Таким способом сделать это гораздо сложнее, чем подниматься наверх.

Ответ лежал прямо рядом с нами. Я бы даже сказал: был раскидан по всему объекту. Лампочки. Поскольку у нас с собой был генератор — добыть огонь было очень просто: достаточно найти лампочку накаливания, аккуратно разбить ее корпус, чтобы нихромовая нить осталась цела и подать электричество. Лампочка светит только за счёт отсутствия кислорода. Это не позволяет нихромовой нити моментально сгорать. Если разбить стеклянный корпус, из которого выкачан воздух, нихромовая нить сгорит за секунду, выделив очень большое количество тепла. Это-то нам и было нужно!

Вот здесь этих лампочек целые коробки:

Немного отвлекаясь от историй, я бы хотел еще немного расказать о месте, что оно из себя представляет. Все таки это репортаж из объекта.

Зернохранилище – это: 19 высоченных и длинных камер для хранения зерна на случай большой беды. Камеры бывают пустые и не очень:

– Переходы между камерами:

– Стоянка погрузочной техники

– Огромные конвеерные ленты для зерна, тянущиеся через весь ствол далее – вдоль всего объекта

– Невообразимое количество гермодверей всех форм и размеров

– Сложная система вентиляции со своими запутанными ходками и тоннелями

– Куча атмосферных плакатов, отсылающих тебя во времена советской эпохи

– Технические помещения

– Рабочие помещения

– Подъемное клетьевое оборудование

– Ну очень глубокий шахтный ствол

Северный:

Южный:

– И совсем немного зерна. Того, что не вывезли.

Последняя история, на которой я бы хотел акцентировать своё внимание, связана с тем, какие интересные решения находит охрана объекта, чтобы ограничить наплыв посетителей. Традиционным методом они предпочитают крайне экзотические. Я бы даже сказал, что таких способов обороны я ещё нигде не встречал! В ночь, когда мы собирались покидать объект, туда спустились очередные посетители: местные ребята. Мы заболтались с ними. Оказалось, они были крайне недовольны тем, что кто-то рассыпал на залазе БЛЕСТКИ. Ни солидол, ни вазелин, а БЛЕСТКИ. Выглядело это максимально нелепо и крайне смешно: суровые диггеры, одетые в темные шмотки — с ног до головы в глитере.

Я прямо представляю себе следующий диалог:

– Михалыч, опять какие-то уроды лезут к нам в объект, что делать-то будем? Измажем лестницу в солидоле, чтоб не повадно было? Заварим их к чертям внутри?

– Семёныч, вот незадача: нет ни сварки ни солидола!

– А это что у тебя такое? О, блестяшки твоей внучки! Давай сюда!

Кстати, о «заварим внутри»:

На прощанье новоиспеченные гости хранилища бросили мне вдогонку фразу, над которой я до сих пор иногда посмеиваюсь. Это было ни «удачи!», ни «осторожнее на вылазе» – «Бойся золотой пудры!» — прокричали они.

Часом ранее:

И час спустя:

Ощущения – незабываемые.

В качестве небольшого бонуса хочу приложить несколько пленочных фото, снятых во время посещения этого грандиозного объекта.

На этом все, кончинка!

p.s.: очень смешное село — кончинка

p.p.s.: очень смешное слово — вентштреки, прямо как вентшреки

p.p.p.s.: также советуем заглянуть в репортаж Ланы Сатор. В нем есть уголки хранилища, не освещенные в этом обзоре. А еще в нем можно найти схему объекта (не полную).

На этом все. Спасибо за внимание! Искренне ваши, Unexplored World Team.

Подписывайтесь на нас в социальных сетях и узнавайте о новых репортажах первыми!

Один ответ

Добавить комментарий для Oleg Koretsky Отменить ответ